Священномученик Николай Онянов, пресвитер Таманский.

IMG_5372

Памятный Крест в честь свщмч. Николая, пресвитера Таманского. Воздвигнут за алтарём Петропавловской церкви деревни Таман, 13 августа 2013 года.

Николай Михайлович Онянов (1862 г.р.) происходил из крестьянского сословия усольских крепостных Строгановых. Как и многие из усольчан, окончил Усольское первое 2-х кл. училище. Решив посвятить себя церковной деятельности, принял духовный сан, служил псаломщиком, дьяконом в храмах Осинского уезда, а в 1904 – 1917 гг. — священником Таманской церкви Соликамского уезда.

Обязанности священника совмещал с преподавательской и общественной деятельностью: был законоучителем Таманского земского начального училища, заведующим и законоучителем церковно — приходской школы д. Быстрая, в 1905 г. решением Соликамского земства «надзирал» за библиотекой – читальней в селе Таманском.

За «усердное отношение к церковно-школьным обязанностям» неоднократно отмечался благодарностями от св. Синода, Пермского епархиального учительского Совета, а в 1904 г. был награждён вручением св. Библии. Двое из его сыновей тоже пошли по духовной линии — Константин стал диаконом при Купросской Николаевской церкви (Соликамский у.), Борис с 1917 г. служил псаломщиком Свято-Троицкой Лёнвинской церкви, третий сын Михаил был военным, а дочь Екатерина учительницей Томской женской гимназии.

Революция 1917 г. изменила привычный уклад семьи. Следуя установкам партийных органов, руководители Усольского Совета (1918 г.) считали террор в отношении «капиталистов», к коим причислялись торговцы, зажиточные крестьяне, служащие и др. социальные слои, единственным средством для решения возникших финансовых и экономических проблем. К марту 1918 г. в уезде были национализированы все соляные промыслы бывшего Соликамского уезда, экспроприации подверглись магазины, склады, дома торговцев и служителей церкви. Критическое положение с продовольствием привело к созданию продотрядов, изымавших «сельскохозяйственные излишки».

В ответ на действия властей летом и осенью 1918 г. крестьянские мятежи прокатились по Верх-Кондасской, Ощепковской, Половодовской, Берёзовской, Щекинской и др. волостям Усольского уезда. Один из продотрядов посланных в Верх — Кондасскую волость для изъятия хлеба был расстрелян «кулаками». В организации крестьянских восстаний обвинили священника Онянова, четырёх крестьян и работника волисполкома. «Передовых вождей восстания» арестовали и трибуналом ЧК присудили к расстрелу.

«…На площади в Усолье был устроен митинг, на котором присутствовало до 5 тыс. чел. Мне было поручено объявить народу, что трибунал вынес приговор о расстреле этих подлых наймитов иностранной разведки. Народ наше решение одобрил. На песке позади собора была вырыта могила. Наш отряд красногвардейцев расстрелял этих белобандитов во главе с попом на глазах у присутствующего на площади народа…» — вспоминал член ЧК И. С. Гонцов.

В отчёте Усольского уездного чрезвычайного комитета по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией от 12 10. 1918 г. №771 сообщалось, что «…расстрелянный председатель Таманского волостного исполкома Юшков Николай обвиняется в организации белой гвардии, четверо крестьян – Юшков Яков, Минеев Иван Таманской волости, Литвинов Семён и Литвинов Яков Верх-Кондасской волости, как передовые вожди восстания банды в Верх-Кондасской волости, а священник Таманской церкви Онянов Николай за скрытие серебряных денег и вещей…»

Материалы следствия не сохранились, о действительной вине священника можно только догадываться…

Из статьи Варнаковой О. Н.

старшего научного сотрудника

Березниковского музея им. И. Коновалова

«Памяти их, поимённо неизвестных, но ведомых Богу.»

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели